Проклятый год  
26 декабря 2016 г. в 10:16
Проклятый високосный год
потряс утратами народ.
Приходиться страдать теперь
от невозвратности потерь.
Встречать я буду новый год,
имея шрамы от невзгод.

Тебя терроризируют, а ты решишь себя избавить от террора;
не вздумай также отвечать и обвинять всех без разбора,
приумножая рать своих врагов.
Так поступают, если нет мозгов.
Ты этим террористов не уймёшь,
лишь дополнительных врагов приобретёшь.

Читать далее

Сообщение о преступлении  
12 мая 2016 г. в 15:16
Уважаемый Президент Владимир Владимирович Путин!
Вы являетесь законным представителем и гарантом прав каждого гражданина РФ. Прошу Вас привлечь прокуратуру и следственный комитет к проверке моих обращений к Вам по поводу действий медиков города Москвы НПЦИК Сверчков переулок дом №5 и ГКБ №23 им. И.В. Давыдовского (среди которых могут быть заинтересованные в поставке покойников похоронному бизнесу и раздражительные лентяи) по обстоятельствам смерти моей мамы Самариной Марии Семёновны (ветеран ВОВ, вдова инвалида ВОВ, ветеран труда), которая поступила в НПЦИК с инфарктом миокарда, а умерла в ГКБ №23 им. И.В. Давыдовского от ишемического инфаркта головного мозга, причинённого медиками НПЦИК.

24 января 2016 года моя мама была госпитализирована против своей воли в НПЦИК с диагнозом «инфаркт миокарда». Я наивно надеялся в стационарных условиях провести маме обследование, сделать вставные зубы, восстановить зрение и слух, либо оформить инвалидность.
24 января 2016 года медики попытались, без предварительного обследования, сделать моей маме шунтирование, хотя я просил, чтобы сначала было проведено обследование. В этот день мне не разрешили навестить маму, состояние здоровья её ухудшилось. Маму весь день не кормили. Медики назвали мою глухую и слепую маму дурой, которая не понимала ничего, потому что она не видела и не слышала их.
25 января 2016 года медики разрешили мне навещать маму только днём. В этот день я увидел маму с большими синяками, ослабленную, одурманенную и голодную. Она попросила у меня горячей воды. Я дал ей в руки чашку с водой, но руки её дрожали и она облилась — она не была такой до госпитализации. Когда меня не было маме не давали еду. Во время моего присутствия я ухаживал за мамой и кормил её. Здоровье мамы улучшалось: восстанавливались речь и слух, она активно общалась со мной — интересовалась внуками. За время моего отсутствия, по неизвестным мне причинам, здоровье мамы резко ухудшалось. Медики не разрешили мне присутствовать возле мамы ночью, и это привело к беде.
29 января 2016 года, я увидел, что моя мама лежит без сознания, аппаратура наблюдения и поддержки выключена и отсоединена — так ночью с 28.01 на 29.01.2016 года, причинив сознательно тяжкий вред здоровью беспомощной маме седативными средствами токсического действия и отключением от неё аппаратуры наблюдения и поддержки, дежуривший персонал успокоил мою маму. Больные рассказали мне, что моя мама звала меня (хотела пить или справить нужду), мешала спать и это решило её судьбу. В 15 часов этого дня аппаратуру реанимации вновь подключили, но не разрешили этой ночью ухаживать за мамой.
30 января 2016 года мама стала оживать, когда я напоил её водой, которую не давали ей во время моего отсутствия (во рту у мамы всё пересохло). Она стала реагировать на прикосновения, иногда зевала и почёсывала голову. Мама показала мне, что её беспокоит. Я поменял подгузник, протёр водой лицо и ноги. В обед я попросил покормить маму через зонд. В 14 часов подошла дежурная врач и сказала, что если моя мама не может есть с ложки, то она вызовет невролога для осмотра и кормить мою маму через зонд не стали. На самом деле врач, чтобы избавиться от хлопотного пациента, вызвала бригаду скорой помощи без аппаратуры реанимации и отправила мою маму в другую больницу №23, где маму оформляли в приёмной 15 минут, а я бегал за документами от приёмной к регистратуре и обратно. От меня требовали полис мамы, которого при мне не было (я не предполагал, просьба покормить маму приведёт к такому результату). Через 30 минут после оформления (в это время я вёз полис мамы в больницу), не получив медицинскую помощь в этой больнице, моя мама умерла. Такие действия вызывают подозрение на заинтересованность медиков похоронным бизнесом. Реаниматор больницы №23 (в которую советую не попадать) сказал мне, что если бы мою маму не перевозили она бы не умерла.

Заместитель руководителя Департамента здравоохранения г. Москвы А. В. Страшинин и заместитель начальника управления "РОСЗДРАВНАДЗОР" А. С. Карпов, не желая выполнять свои обязанности и пункт 4.10 статьи 13 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ " Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", отказали мне, сыну и наследнику покойной М. С. Самариной, в праве иметь информацию о результатах проведённых мероприятий внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности по вопросу оказания медицинской помощи моей маме М. С. Самариной и знакомстве с медицинской документацией, попустительствуя медикам, причинившим смерть моей маме, сославшись на врачебную тайну, п.4 ст.22 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. №323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" и отсутствие полномочий. Директор НПЦИК Д. Г. Иоселиани, игнорируя документы подверждающие моё родство с покойной Самариной Марией Семёновной, письменно отказался предоставить мне копию медицинской карты покойной Самарины Марии Семёновны, требуя от меня нотариальную доверенность от покойной с указанием права на получение сведений составляющих врачебную тайну, чтобы ограничить мои возможности по выявлению виновных в смерти моей мамы.

В соответствии со статьей 150 Гражданского кодекса Российской Федерации правом читать историю болезни умершего обладают его ближайшие родственники: родители, жена и дети — наследники прав пациента.

Руководство НПЦИК, ссылаясь на медицинскую тайну, не выдаёт мне копию медицинской карты моей мамы. В копии медицинской карты ГКБ № 23 время поступления моей мамы в больницу везде разное, а ссылка на мои слова в анамнезе — ложь. Моя мама последние 25 лет не пользовалась медицинскими услугами. Мне не понятно из каких источников медики определили многолетнюю гипертоническую болезнь с указанными показателями и что в октябре 2015 года моя мама перенесла ОНМК и даже в 1946 году получила травму правого тазобедренного сустава при падении с высоты. В анамнезе не указана причина дезориентации и отсутствия продуктивного контакта у моей мамы — глухота и слепота (катаракта), о которых я предупредил медиков, но они это не учитывали. Этот анамнез не содержит предоставленные мною сведения и является ложным.

Первый заместитель начальника управления «ЗАМЕСТИТЕЛЯ МЭРА МОСКВЫ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ МОСКВЫ ПО ВОПРОСАМ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ» С. В. Мартынова считает, что в действиях медиков по оказанию медицинской помощи моей маме нет нарушений.

Мне такая медицина не нужна

Сейчас я жалею, что доверил жизнь родной мамы нашей медицине. Я мог оставит маму дома. Мама не хотела умереть и была против своей госпитализации. И нет мне прощения за мою глупость (попытка сделать медицинское обследование маме в стационаре), которая помогла медикам убить маму.

Я буду жалеть об этом всю свою жизнь

Читать далее

Скорбь неутешная  
29 апреля 2016 г. в 10:15

В январский вечер навсегда
ко мне нагрянула беда,
перемешала тень со светом,
окрасила всё мрачным цветом.
На кладбище у гроба мамы
по-детски плакал я навзрыд.
И эти слёзы моей раны
больнее детских слёз обид.
Так получилось в этой драме
я совершил неверный ход —
Хотел вернуть здоровье маме,
а вышло всё наоборот.
В учреждении врачей
убили медики тебя.
От рук жестоких палачей
осиротела жизнь моя.
Вся сволочь этих подлецов
имеет мзду за мертвецов.
Они определили мне
общаться с мамою во сне.
Я понимаю шансов мало
добиться от казённых лиц,
чтоб правосудие карало
коварных медиков-убийц,
как это требует Закон
от государственных персон.
Теперь о праздниках нет речи,
которым радовалась ты —
Погасли праздничные свечи,
поникли в трауре цветы.
Пустой квартира наша стала.
Гнетут безрадостные дни.
Утешь мои страданья мама,
во сне со мной поговори —
мне снова детство подари.
Могильный холмик у берёзы
встречает молча мои слёзы.
Теперь пока живой я буду
и до последних моих дней,
тебя я мама не забуду,
жить будешь в памяти моей.

Такая медицина мне не нужна!
Читать далее

Обращение к президенту РФ В. В. Путину  
15 марта 2016 г. в 20:11

Уважаемый Президент Владимир Владимирович!

Прошу обратить внимание на поступки недобросовестных медиков НПЦИК Сверчков переулок д. 5 г. Москва, а также на действия медиков ГКБ №23 им. И.В. Давыдовского (которые могут быть заинтересованы коммерческими работниками морга), вызвавшие смерть моей мамы Самариной Марии Семёновны (ветеран ВОВ, вдова инвалида ВОВ, ветеран труда) и защитить наших беспомощных ветеранов от преступного произвола недобросовестных работников здравоохранения.

24 января 2016 года я госпитализировал мою беспомощную, слепую и глухую маму с предворительным диагнозом "инфаркт миокарда" в НПЦИК Сверчков переулок д. 5, доверив жизнь родной мамы нашей медицине. В этот день медики пытались сделать моей маме шунтирование, нарушив медицинские процедуры, без предворительного обследования, хотя я просил их провести обследование мамы перед шунтированием. Самочувствие мамы резко ухудшилось. 25 января 2016 года мне разрешили ухаживать за мамой только днём. В этот день, я увидел маму в отделении реанимации одурманенной, голодной и ослабевшей. Она попросила у меня горячей воды. В моё отсутствие маму не кормили. Во время моего присутствия я кормил её, менял подгузники, самочувствие мамы улучшалось она активно общалась со мной, спрашивала о домашних делах (восстанавливались речь и слух). При моём отсутствии, регулярно в течении ночи, самочувствие мамы резко ухудшалось. Мне не разрешили ухаживать за мамой ночью и это привело к беде.

29.01.2016 года, навещая маму я увидел, что она лежит без сознания, а аппаратура наблюдения и поддержки выключена и отсоединена, так ночью с 28.01 на 29.01.2016 года дежуривший персонал "успокоил" её. Мне больные рассказали, что моя мама не давала спать, звала меня (хотела пить или справить нужду) и это решило её судьбу. В 15 часов этого дня аппаратуру вновь подключили, но мне не разрешили этой ночью ухаживать за мамой. 30.01.2016 года мама стала оживать, когда я напоил её водой, которую не давали ей более суток (во рту у неё всё пересохло). Начали восстанавливаться чувствительность и подвижность частей тела. Она реагировала на прикосновения, иногда зевала и почёсывала голову, показывала мне, что её беспокоит и я поменял подгузник и протёр водой лицо и ноги. В обед я попросил покормить маму через зонд. В 14 часов подошла дежурная врач и сказала, что если моя мама не ест, то она вызовет невролога для осмотра и кормить мою маму через зонд не стали. На самом деле врач, чтобы избавиться от хлопотного пациента, вызвала бригаду скорой помощи без аппаратуры реанимации и отправила мою маму в другую больницу №23, где её оформляли в приёмной 15 минут и через 30 минут после оформления, не получив медицинскую помощь, моя мама умерла от ишемического инфаркта головного мозга, сделанного в НПЦИК ночью с 28 на 29 января 2016 года. Мне сказал реаниматор больницы №23, которую советую избегать, что если бы мою маму не перевозили она бы не умерла. Сейчас я жалею, что доверил жизнь родной мамы нашей медицине, которая убивает стариков. У меня была возможность оставить маму дома. Мама была против своей госпитализации. Я знал, что наша медицина уничтожает беспомощных стариков, но наивно надеялся поправить здоровье маме в НПЦИК, готов был заплатить и нет мне прощения за мою глупость, которая помогла медикам убить маму.

Я буду жалеть об этом до конца своей жизни.

Кому-то помеха, обуза они:
те, кто построил промышленность,
те, кто в ужасные годы войны
стране отстоял независимость.
Они, как использованная руда,
лишились всего безусловно.
За что же, присвоив плоды их труда,
власти действуют подло?
Эх, люди! К чему безразличия яд
вы в душах своих несёте.
Ну что ж, ветеранов сегодня съедят,
а завтра и вас проглотят.

В январский вечер навсегда
ко мне нагрянула беда.
На кладбище у гроба мамы
по-детски плакал я навзрыд.
И эти слёзы моей раны
больнее детских слёз обид.
Теперь о праздниках нет речи,
которым радовалась ты —
Погасли праздничные свечи,
поникли в трауре цветы.
Убили медики тебя.
Осиротела жизнь моя.
На холмик около берёзы
я приношу венки и слёзы.

Владимир Владимирович! Такая медицина мне не нужна.

Читать далее

Зимняя ночь  
6 января 2015 г. в 23:18
Мерцает звёздная прохлада.
Сияет полная луна.
В просторах зимнего наряда
застыла чутко тишина.
Читать далее

Афёра  
20 апреля 2013 г. в 10:41
Опять апрельская суббота,
сверхурочная работа —
в принудительном порядке
субботники по разнарядке.
Практикуется она
с нарушением ТК-а.
Эта субботняя порнушка
для ловких жуликов кормушка,
работодателям награда —
рабам платить за труд не надо,
когда преступное коварство
с восторгом хвалит государство.
У криминального почина
всегда корыстная причина,
чтобы безропотный народ
эксплуатировать, как скот.
Изобретение тиранов
обогащает шарлатанов.
Читать далее

Сергею Есенину  
29 сентября 2011 г. в 09:28
Ну что ж!
Прости, родной приют.
Чем сослужил тебе, и тем уж я доволен.
Пускай меня сегодня не поют —
Я пел тогда, когда был край мой болен.
С. А. Есенин — "Русь советская" 1924 г.
Ты очень рано променял
свет дня на мрачную гробницу,
таланту дал такой финал,
не дописав свою страницу.
Сергей Есенин, друг родной!
Я знаю трудно быть поэтом.
Для чувства прихоти людской
живут они на свете этом.
И если сказанное слово
себе поддержки не найдёт,
и на губах толпы сурово
усмешка злая промелькнёт,
весь мир становится пустой.
И ты, от боли унижений,
решил в земле найти покой,
покинув жизнь без сожалений.
Россию рвал кошмарный шквал,
внедрялись новые порядки,
нещадно корни корчевал
в борьбе за власть не сеют грядки.
Там, где грабёж, делёж, скандал,
всегда разруха и утрата
Всё, что мог дать ты и не дал,
мы потеряли без возврата.
Читать далее

гимн осени  
28 сентября 2011 г. в 13:52

Прохладою воздух играет.
Вокруг благородный наряд.
Приятно пейзаж украшает
палитрой своей листопад.
Чудесный подарок природы
магический блеск чистоты,
сезон превосходной погоды,
волшебный триумф красоты!
Торжественный миг пролетая,
жизнь кружится праздничным днём.
Мой возраст — пора золотая
сгорает осенним огнём.

Читать далее

Заголовок  
1 июня 2011 г. в 16:42

Обыкновенный летний день,
от зноя не спасает тень.
Судьбе сопротивляться лень,
пора закончить дребедень.
Мы беззаботно развлекались:
Легко сошлись, легко расстались.
Ход времени неудержим,
прошедший миг невозвратим.
Моя попутчица прощай
без радости и огорчений.
Нельзя построить общий рай
в плену взаимных исключений.
Нет смысла склеивать куски,
найди достойного кумира.
Живи, не зная мук тоски,
хватай дары земного мира.
У наших рельс нет общих шпал —
такая линия судьбы.
По показателям всех шкал
везде несовместимы мы.
Определим свои дела.
Свобода выбора, сейчас,
итог фатальный* подвела —
Пути различные у нас!

* Фатальный — предопределённый судьбой: неизбежный, неминуемый, непредотвратимый

Читать далее

Международный криминал  
28 мая 2011 г. в 22:26
Международный криминал
собрал холуйский трибунал,
чтобы оправдывать разбой
на суше, в воздухе, морской.
Всем, кто разбою даст отпор,
грозит жестокий приговор.
Там, где хозяйничают банды,
нет справедливости и правды.
Читать далее