ПЕСНЯ О ПЕХОТИНЦЕ музыка народная дореволюционной песни шахтёров о коногоне  
10 сентября в 13:08

Вот спец-команда суетится, —
Закончился ужасный бой.
И молодого пехотинца
несут с пробитой головой.

Зачем парнишка ты сражался,
свою позицию не сдал,
аль командира ты боялся
или тебя кто принуждал?

Я командира не боялся,
никто меня не принуждал.
Я добровольцем записался,
свою отчизну защищал.

Я клятву дал с врагами биться
и верность клятве соблюдал
Я был отважным пехотинцем
и волю страху не давал.

Я не покинул битвы место,
и принял свой смертельный бой.
А дома мама и невеста
напрасно встречу ждут со мной.

Война жестоко поступила,—
жизнь у меня отобрала,
невесте счастье погубила
и маме горе принесла.
Читать далее

22 июня день нашей скорби  
22 июня в 12:21
22 июня день нашей скорби. Мы помним и никогда не забудем страдания и подвиг борцов с преступным злом.
Светлая память героям.
Читать далее

ЕСЛИ ГРЯНЕТ ВОЙНА. Музыка бр. Покрас «Если завтра война»  
24 мая в 14:56
Если грянет война, если враг нападёт, если час испытаний настанет, —
от военных невзгод
весь российский народ
защищать свою родину станет.
Всем кто мирную жизнь разрушает наш ответ справедлив и суров.
Мы не дрогнем в бою
за отчизну свою,
сокрушим агрессивных врагов.


Разразится война, — не сломит нас беда.
Все сплотимся под флагом России.
Не позволит российский народ никогда,
чтоб родную страну покорили.
На земле, над землёй, в океанах, если грянет война — примем бой.
Мы не дрогнем в бою
за отчизну свою
и с победой вернёмся домой.

Мы войну не хотим, никому не грозим.
Оборону крепим мы недаром.
Все атаки любого врага отразим
и ответим разгромным ударом.
Всем кто мирную жизнь разрушает наш ответ справедлив и суров.
Мы не дрогнем в бою
за отчизну свою,
сокрушим агрессивных врагов.

Если грянет война, — не сломит нас беда, если час испытаний настанет.
От военных невзгод
весь российский народ
защищать свою родину станет.
На земле, над землёй, в океанах, если грянет война, — примем бой.
Мы не дрогнем в бою
за отчизну свою
и с победой вернёмся домой.
Читать далее

Проклятый год  
26 декабря 2016 г. в 10:16
Проклятый високосный год
потряс утратами народ.
Приходиться страдать теперь
от невозвратности потерь.
Встречать я буду новый год,
имея шрамы от невзгод.

Тебя терроризируют, а ты решишь себя избавить от террора;
не вздумай также отвечать и обвинять всех без разбора,
приумножая рать своих врагов.
Так поступают, если нет мозгов.
Ты этим террористов не уймёшь,
лишь дополнительных врагов приобретёшь.

Читать далее

Сообщение о преступлении  
12 мая 2016 г. в 15:16
Уважаемый Президент Владимир Владимирович Путин!
Вы являетесь законным представителем и гарантом прав каждого гражданина РФ. Прошу Вас привлечь прокуратуру и следственный комитет к проверке моих обращений к Вам по поводу действий медиков города Москвы НПЦИК Сверчков переулок дом №5 и ГКБ №23 им. И.В. Давыдовского (среди которых могут быть заинтересованные в поставке покойников похоронному бизнесу и раздражительные лентяи) по обстоятельствам смерти моей мамы Самариной Марии Семёновны (ветеран ВОВ, вдова инвалида ВОВ, ветеран труда), которая поступила в НПЦИК с инфарктом миокарда, а умерла в ГКБ №23 им. И.В. Давыдовского от ишемического инфаркта головного мозга, причинённого медиками НПЦИК.

24 января 2016 года моя мама была госпитализирована против своей воли в НПЦИК с диагнозом «инфаркт миокарда». Я наивно надеялся в стационарных условиях провести маме обследование, сделать вставные зубы, восстановить зрение и слух, либо оформить инвалидность.
24 января 2016 года медики попытались, без предварительного обследования, сделать моей маме шунтирование, хотя я просил, чтобы сначала было проведено обследование. В этот день мне не разрешили навестить маму, состояние здоровья её ухудшилось. Маму весь день не кормили. Медики назвали мою глухую и слепую маму дурой, которая не понимала ничего, потому что она не видела и не слышала их.
25 января 2016 года медики разрешили мне навещать маму только днём. В этот день я увидел маму с большими синяками, ослабленную, одурманенную и голодную. Она попросила у меня горячей воды. Я дал ей в руки чашку с водой, но руки её дрожали и она облилась — она не была такой до госпитализации. Когда меня не было маме не давали еду. Во время моего присутствия я ухаживал за мамой и кормил её. Здоровье мамы улучшалось: восстанавливались речь и слух, она активно общалась со мной — интересовалась внуками. За время моего отсутствия, по неизвестным мне причинам, здоровье мамы резко ухудшалось. Медики не разрешили мне присутствовать возле мамы ночью, и это привело к беде.
29 января 2016 года, я увидел, что моя мама лежит без сознания, аппаратура наблюдения и поддержки выключена и отсоединена — так ночью с 28.01 на 29.01.2016 года, причинив сознательно тяжкий вред здоровью беспомощной маме седативными средствами токсического действия и отключением от неё аппаратуры наблюдения и поддержки, дежуривший персонал успокоил мою маму. Больные рассказали мне, что моя мама звала меня (хотела пить или справить нужду), мешала спать и это решило её судьбу. В 15 часов этого дня аппаратуру реанимации вновь подключили, но не разрешили этой ночью ухаживать за мамой.
30 января 2016 года мама стала оживать, когда я напоил её водой, которую не давали ей во время моего отсутствия (во рту у мамы всё пересохло). Она стала реагировать на прикосновения, иногда зевала и почёсывала голову. Мама показала мне, что её беспокоит. Я поменял подгузник, протёр водой лицо и ноги. В обед я попросил покормить маму через зонд. В 14 часов подошла дежурная врач и сказала, что если моя мама не может есть с ложки, то она вызовет невролога для осмотра и кормить мою маму через зонд не стали. На самом деле врач, чтобы избавиться от хлопотного пациента, вызвала бригаду скорой помощи без аппаратуры реанимации и отправила мою маму в другую больницу №23, где маму оформляли в приёмной 15 минут, а я бегал за документами от приёмной к регистратуре и обратно. От меня требовали полис мамы, которого при мне не было (я не предполагал, просьба покормить маму приведёт к такому результату). Через 30 минут после оформления (в это время я вёз полис мамы в больницу), не получив медицинскую помощь в этой больнице, моя мама умерла. Такие действия вызывают подозрение на заинтересованность медиков похоронным бизнесом. Реаниматор больницы №23 (в которую советую не попадать) сказал мне, что если бы мою маму не перевозили она бы не умерла.

Заместитель руководителя Департамента здравоохранения г. Москвы А. В. Страшинин и заместитель начальника управления "РОСЗДРАВНАДЗОР" А. С. Карпов, не желая выполнять свои обязанности и пункт 4.10 статьи 13 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ " Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", отказали мне, сыну и наследнику покойной М. С. Самариной, в праве иметь информацию о результатах проведённых мероприятий внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности по вопросу оказания медицинской помощи моей маме М. С. Самариной и знакомстве с медицинской документацией, попустительствуя медикам, причинившим смерть моей маме, сославшись на врачебную тайну, п.4 ст.22 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. №323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" и отсутствие полномочий. Директор НПЦИК Д. Г. Иоселиани, игнорируя документы подверждающие моё родство с покойной Самариной Марией Семёновной, письменно отказался предоставить мне копию медицинской карты покойной Самарины Марии Семёновны, требуя от меня нотариальную доверенность от покойной с указанием права на получение сведений составляющих врачебную тайну, чтобы ограничить мои возможности по выявлению виновных в смерти моей мамы.

В соответствии со статьей 150 Гражданского кодекса Российской Федерации правом читать историю болезни умершего обладают его ближайшие родственники: родители, жена и дети — наследники прав пациента.

Руководство НПЦИК, ссылаясь на медицинскую тайну, не выдаёт мне копию медицинской карты моей мамы. В копии медицинской карты ГКБ № 23 время поступления моей мамы в больницу везде разное, а ссылка на мои слова в анамнезе — ложь. Моя мама последние 25 лет не пользовалась медицинскими услугами. Мне не понятно из каких источников медики определили многолетнюю гипертоническую болезнь с указанными показателями и что в октябре 2015 года моя мама перенесла ОНМК и даже в 1946 году получила травму правого тазобедренного сустава при падении с высоты. В анамнезе не указана причина дезориентации и отсутствия продуктивного контакта у моей мамы — глухота и слепота (катаракта), о которых я предупредил медиков, но они это не учитывали. Этот анамнез не содержит предоставленные мною сведения и является ложным.

Первый заместитель начальника управления «ЗАМЕСТИТЕЛЯ МЭРА МОСКВЫ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ МОСКВЫ ПО ВОПРОСАМ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ» С. В. Мартынова считает, что в действиях медиков по оказанию медицинской помощи моей маме нет нарушений.

Мне такая медицина не нужна

Сейчас я жалею, что доверил жизнь родной мамы нашей медицине. Я мог оставит маму дома. Мама не хотела умереть и была против своей госпитализации. И нет мне прощения за мою глупость (попытка сделать медицинское обследование маме в стационаре), которая помогла медикам убить маму.

Я буду жалеть об этом всю свою жизнь

Читать далее

Скорбь неутешная  
29 апреля 2016 г. в 10:15

В январский вечер навсегда
ко мне нагрянула беда,
перемешала тень со светом,
окрасила всё мрачным цветом.
На кладбище у гроба мамы
по-детски плакал я навзрыд.
И эти слёзы моей раны
больнее детских слёз обид.
Так получилось в этой драме
я совершил неверный ход —
Хотел вернуть здоровье маме,
а вышло всё наоборот.
В учреждении врачей
убили медики тебя.
От рук жестоких палачей
осиротела жизнь моя.
Вся сволочь этих подлецов
имеет мзду за мертвецов.
Они определили мне
общаться с мамою во сне.
Я понимаю шансов мало
добиться от казённых лиц,
чтоб правосудие карало
коварных медиков-убийц,
как это требует Закон
от государственных персон.
Теперь о праздниках нет речи,
которым радовалась ты —
Погасли праздничные свечи,
поникли в трауре цветы.
Пустой квартира наша стала.
Гнетут безрадостные дни.
Утешь мои страданья мама,
во сне со мной поговори —
мне снова детство подари.
Могильный холмик у берёзы
встречает молча мои слёзы.
Теперь пока живой я буду
и до последних моих дней,
тебя я мама не забуду,
жить будешь в памяти моей.

Такая медицина мне не нужна!
Читать далее

Обращение к президенту РФ В. В. Путину  
15 марта 2016 г. в 20:11

Уважаемый Президент Владимир Владимирович!

Прошу обратить внимание на поступки недобросовестных медиков НПЦИК Сверчков переулок д. 5 г. Москва, а также на действия медиков ГКБ №23 им. И.В. Давыдовского (которые могут быть заинтересованы коммерческими работниками морга), вызвавшие смерть моей мамы Самариной Марии Семёновны (ветеран ВОВ, вдова инвалида ВОВ, ветеран труда) и защитить наших беспомощных ветеранов от преступного произвола недобросовестных работников здравоохранения.

24 января 2016 года я госпитализировал мою беспомощную, слепую и глухую маму с предворительным диагнозом "инфаркт миокарда" в НПЦИК Сверчков переулок д. 5, доверив жизнь родной мамы нашей медицине. В этот день медики пытались сделать моей маме шунтирование, нарушив медицинские процедуры, без предворительного обследования, хотя я просил их провести обследование мамы перед шунтированием. Самочувствие мамы резко ухудшилось. 25 января 2016 года мне разрешили ухаживать за мамой только днём. В этот день, я увидел маму в отделении реанимации одурманенной, голодной и ослабевшей. Она попросила у меня горячей воды. В моё отсутствие маму не кормили. Во время моего присутствия я кормил её, менял подгузники, самочувствие мамы улучшалось она активно общалась со мной, спрашивала о домашних делах (восстанавливались речь и слух). При моём отсутствии, регулярно в течении ночи, самочувствие мамы резко ухудшалось. Мне не разрешили ухаживать за мамой ночью и это привело к беде.

29.01.2016 года, навещая маму я увидел, что она лежит без сознания, а аппаратура наблюдения и поддержки выключена и отсоединена, так ночью с 28.01 на 29.01.2016 года дежуривший персонал "успокоил" её. Мне больные рассказали, что моя мама не давала спать, звала меня (хотела пить или справить нужду) и это решило её судьбу. В 15 часов этого дня аппаратуру вновь подключили, но мне не разрешили этой ночью ухаживать за мамой. 30.01.2016 года мама стала оживать, когда я напоил её водой, которую не давали ей более суток (во рту у неё всё пересохло). Начали восстанавливаться чувствительность и подвижность частей тела. Она реагировала на прикосновения, иногда зевала и почёсывала голову, показывала мне, что её беспокоит и я поменял подгузник и протёр водой лицо и ноги. В обед я попросил покормить маму через зонд. В 14 часов подошла дежурная врач и сказала, что если моя мама не ест, то она вызовет невролога для осмотра и кормить мою маму через зонд не стали. На самом деле врач, чтобы избавиться от хлопотного пациента, вызвала бригаду скорой помощи без аппаратуры реанимации и отправила мою маму в другую больницу №23, где её оформляли в приёмной 15 минут и через 30 минут после оформления, не получив медицинскую помощь, моя мама умерла от ишемического инфаркта головного мозга, сделанного в НПЦИК ночью с 28 на 29 января 2016 года. Мне сказал реаниматор больницы №23, которую советую избегать, что если бы мою маму не перевозили она бы не умерла. Сейчас я жалею, что доверил жизнь родной мамы нашей медицине, которая убивает стариков. У меня была возможность оставить маму дома. Мама была против своей госпитализации. Я знал, что наша медицина уничтожает беспомощных стариков, но наивно надеялся поправить здоровье маме в НПЦИК, готов был заплатить и нет мне прощения за мою глупость, которая помогла медикам убить маму.

Я буду жалеть об этом до конца своей жизни.

Кому-то помеха, обуза они:
те, кто построил промышленность,
те, кто в ужасные годы войны
стране отстоял независимость.
Они, как использованная руда,
лишились всего безусловно.
За что же, присвоив плоды их труда,
власти действуют подло?
Эх, люди! К чему безразличия яд
вы в душах своих несёте.
Ну что ж, ветеранов сегодня съедят,
а завтра и вас проглотят.

В январский вечер навсегда
ко мне нагрянула беда.
На кладбище у гроба мамы
по-детски плакал я навзрыд.
И эти слёзы моей раны
больнее детских слёз обид.
Теперь о праздниках нет речи,
которым радовалась ты —
Погасли праздничные свечи,
поникли в трауре цветы.
Убили медики тебя.
Осиротела жизнь моя.
На холмик около берёзы
я приношу венки и слёзы.

Владимир Владимирович! Такая медицина мне не нужна.

Читать далее

Зимняя ночь  
6 января 2015 г. в 23:18
Мерцает звёздная прохлада.
Сияет полная луна.
В просторах зимнего наряда
застыла чутко тишина.
Читать далее

Афёра  
20 апреля 2013 г. в 10:41
Опять апрельская суббота,
сверхурочная работа —
в принудительном порядке
субботники по разнарядке.
Практикуется она
с нарушением ТК-а.
Эта субботняя порнушка
для ловких жуликов кормушка,
работодателям награда —
рабам платить за труд не надо,
когда преступное коварство
с восторгом хвалит государство.
У криминального почина
всегда корыстная причина,
чтобы безропотный народ
эксплуатировать, как скот.
Изобретение тиранов
обогащает шарлатанов.
Читать далее

Сергею Есенину  
29 сентября 2011 г. в 09:28
Ну что ж!
Прости, родной приют.
Чем сослужил тебе, и тем уж я доволен.
Пускай меня сегодня не поют —
Я пел тогда, когда был край мой болен.
С. А. Есенин — "Русь советская" 1924 г.
Ты очень рано променял
свет дня на мрачную гробницу,
таланту дал такой финал,
не дописав свою страницу.
Сергей Есенин, друг родной!
Я знаю трудно быть поэтом.
Для чувства прихоти людской
живут они на свете этом.
И если сказанное слово
себе поддержки не найдёт,
и на губах толпы сурово
усмешка злая промелькнёт,
весь мир становится пустой.
И ты, от боли унижений,
решил в земле найти покой,
покинув жизнь без сожалений.
Россию рвал кошмарный шквал,
внедрялись новые порядки,
нещадно корни корчевал
в борьбе за власть не сеют грядки.
Там, где грабёж, делёж, скандал,
всегда разруха и утрата
Всё, что мог дать ты и не дал,
мы потеряли без возврата.
Читать далее