Приспешники

15 февраля 2011 г. в 16:21

Дружно и лихо холуйская рать
стала историю нашу кромсать.
Для махинации выдан предлог
под грифом "Приказано сделать подлог".
Фальсифицируя факты, болваны
реализуют преступные планы.
Фальсификаторы истории
продали российские территории,
переименованием в Волгоград
сдали город-герой Сталинград,
пытаются правдою ложь называть,
а всех, кто препятствуют, наказать.
У поддержавших ложный навет
совести и здравомыслия нет.

26 ноября 2010 года Государственная Дума, нарушив ст. 49 Конституции РФ, признала, что расстрел польских офицеров под Катынью был совершен по прямому указанию Сталина и других советских руководителей, в котором расстрел 22 тысяч польских офицеров был назван «сталинским преступлением». Тем самым вина за расстрел фактически была возложена на НКВД и Советский Союз, а следовательно, на Россию как правопреемницу СССР. За принятие этого документа голосовала в первую очередь партия власти «Единая Россия», а также «Справедливая Россия» и ЛДПР. Против были лишь коммунисты. Большинство депутатов не стали слушать депутата-коммуниста Виктора Илюхина, который в 1989-1991 гг. был членом коллегии прокуратуры, старшим помощником генерального прокурора СССР и руководил управлениием по надзору за исполнением законов о государственной безопасности,

4 ноября 1991 года возбудил против президента СССР Михаила Горбачева уголовное дело по статье 64 Уголовного Кодекса РСФСР: измена Родине, в связи с нарушением клятвы и Конституции СССР. Через два дня был уволен из Прокуратуры СССР), который сообщил, что проект заявления Думы по Катыни базируется на фальсифицированных документах. «Это Геббельс и его команда заявили, что еще в октябре 1940 года якобы НКВД расстрелял 20 тысяч польских офицеров под Катынью» — сказал Илюхин. Он напомнил депутатам, что история о том, будто 22 тысячи поляков были расстреляны не нацистами, а Красной Армией, первым пустил в обиход Геббельс еще в 1943 году, который это сделал, чтобы запугать германских солдат «зверствами Красной Армии» (наказаниями за преступления против советских граждан) и предупредить их сдачу в плен. Однако Госдума даже не пожелала изучить заявление Виктора Илюхина о том, что значительная часть доказательств «вины НКВД» в расстреле поляков базируется всего лишь на нескольких фальсифицированных документах, сфабрикованных российскими либералами в годы правления Бориса Ельцина. Кстати, этих материалов, на которые депутаты сослались в своем заявлении, многие из них даже не видели. А зря, потому что достоверность данных о том, что поляки под Катынью были расстреляны именно гитлеровцами и именно в 1943 году, вполне документально и научно обоснована (до 22 июня 1941 года это было место летнего отдыха детей). В 1944 году в тех местах, освобожденных Красной Армией, проводилось детальное исследование, на месте расстрелов работала советская комиссия по расследованию злодеяний во главе с хирургом Бурденко. В эту группу входили и представители Польши. В ходе эксгумации, осмотра вещественных доказательств и вскрытия трупов было установлено, что расстрелы были проведены не ранее осени 1941 года, т. е. тогда, когда эта территория Смоленской области уже была захвачена немцами. Входившие в состав комиссии поляки видели, что польские офицеры расстреливались немецким оружием с использованием тысяч немецких биметаллических патронов, подобных которым в СССР не производилось. А руки казненных были связаны шпагатом немецкого производства, который также не мог оказаться в распоряжении солдат НКВД до начала войны с Германией. Кроме того, способ расстрелов, а также характер раневых каналов в телах убитых с абсолютной точностью совпадал с теми, как убивали пленных германские расстрельные команды – выстрелом в затылок, тогда как НКВД практиковало другой способ – в шею снизу вверх. В Катыни 98,5% поляков были убиты по «немецкому уставу» и из немецкого оружия. Все это ясно указывало, что польские пленные никак не могли быть убиты советскими солдатами в 1940 году. Потому что в таком случае сотрудники НКВД должны были заранее знать, что через год вся эта местность будет захвачена немецкими войсками, и для полной инсценировки использовали патроны германского производства. Но это уже из области даже ненаучной фантастики, в которую, к сожалению, поверили депутаты Государственной Думы. Представляя депутатам документ о Катыни, глава международного комитета палаты Константин Косачев подчеркнул его важность и то, что катынское признание важно не только для российско-польских отношений, но вопрос «гораздо больше важен для нас самих». При этом он напомнил, что депутаты выполняли наказ президента Медведева и премьера Путина, которые ранее заявили, что вина руководства Советского Союза за катынскую трагедию должна быть признана. Косачев сказал, что если руководство нашей страны сочло необходимым признать вину сталинского режима за катынскую трагедию, то вопрос нашей совести признать это после стольких лет умолчания. В качестве признания своей «вины» в расстреле поляков Москва передала Варшаве 67 томов уголовного дела 159 с тысячами документов. Кстати (информация о подлинности этих документов), в практике международных отношений это тоже новация, поскольку государства никогда не передают чужим правительствам подлинники документов, относящихся к важным моментам своей истории. Но, видимо, очень уж хочется России «закрыть» катынскую страницу своих отношений с Польшей. Хотя это вряд ли произойдет. Обратите внимание на действия немцев перед своим поражением: они сожгли все документы по Катынскому делу, а председателя комиссии немецкого врача Бутца пристрелили (уничтожили доказательства своей невиновности?).

Принятие этого заявления обязательно повлечет огромные финансовые иски к России.

К сожалению, бремя финансовой ответственности за сделанный думцами антинародный шаг будут нести не так называемые «народные избранники», а все население России. Шаг, сделанный депутатами Госдумы, обернется крупными репутационными и финансовыми потерями для страны. Поскольку одно дело, когда тебя обвиняют в деяниях, которые ты не совершал, и другое, когда ты сам признаёшь ответственность за то, чего не совершал.

Открытое письмо Президенту Российской Федерации
Д. А. Медведеву

Господин Президент! Совсем недавно Вы дали интервью польским СМИ, в котором наряду с другими проблемами затронули и вопросы гибели польских военнопленных под Катынью Смоленской области. Судя по ответам, Вам известно о том, что в России сложилось неоднозначное мнение о виновниках трагедии. Есть официальная версия власти о расстреле поляков НКВД СССР весной 1940 года. Она сложилась под влиянием польского лобби, активно действующего в кремлевских и правительственных кругах, в том числе и из российских ученых, до сих пор получающих из Варшавы солидные гранты, а проще говоря, деньги. И есть иная точка зрения, что поляки были уничтожены фашистами после оккупации ими Смоленской области.

По мере того, как российские граждане вникают в суть проблемы, эта версия находит всё большее понимание у нас в стране, да и за ее пределами. Длительное изучение обстоятельств Катынской трагедии и определенное знание исторических и правовых материалов позволяют мне заявить, что многие документы, находящиеся в уголовном деле № 159 Главной военной прокуратуры о гибели поляков от рук НКВД, являются необъективными или сфальсифицированными. С этим я выступил 26 ноября 2010 года с трибуны Государственной Думы. В ответ Вы заявили, что это не серьезно, это чуть ли ни провокация людей, которые хотели бы не замечать истории и природы сталинского режима, с чем я не могу согласиться. Конечно, от открытой полемики Вы откажетесь, а я хотел бы вести ее не только как депутат Госдумы, но, в первую очередь, как один из руководителей Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Союза ССР, хорошо знающий в юриспруденции теорию и практику доказательств. Событиями, произошедшими в Катыни, я начал заниматься в то время, когда Вы были еще студентом юрфака. Но не в этом главное. К сожалению и Вы, глубоко не изучив суть вопроса, как и предшествующие российские президенты, скатились на геббельсовскую версию о расстреле поляков НКВД СССР, которая широко стала распространяться немцами с весны 1943 года. Я не собираюсь защищать И. В. Сталина. Он не нуждается в этом. История сама все расставит и уже расставляет по своим местам. На фоне разваливающейся российской государственности, расцвета коррупции, всесильной оргпреступности и казнокрадства его значимость и весомость в отечественной истории будут укрепляться и усиливаться. Это неоспоримая закономерность, которую невозможно перечеркнуть антисталинскими административными мерами, указами, постановлениями, отвратительным голосованием послушного Кремлю большинства думских депутатов или грязными теле- и радиопередачами. А встань на Вашу позицию, то получается: в СССР были репрессии, поэтому и вали все на Сталина. Именно на него, как будто фашисты не уничтожили десятки миллионов людей. Однако это огульное охаивание лишь дискредитирует в первую очередь русский, российский народ, порождает комплекс неполноценности и собственную ущербность. Его поставили на колени, требуя вечного покаяния даже и в том, чего он не совершал. Такая нация будет неспособной к великим созиданиям. Вы сказали: «За это преступление отвечает Сталин и его приспешники». Сославшись на то, что сами смотрели документы из так называемой «Особой папки», которые сегодня выставлены на интернет-сайты. Хочу сразу отметить Ваше выражение – «приспешники». Не знаю, как точно после окончания президентских полномочий назовут Ваше окружение, но убежден, что гораздо резче и нелицеприятней уж только потому, что краснодарский душегуб Цапок присутствовал в Кремле на Вашей инаугурации в составе делегации края. Как старый криминалист, утверждаю, чтобы сделать глубокие и неоспоримые выводы, документы надо не смотреть, а изучать. Конечно, римское право, которым Вы увлекаетесь, этому не учит. Мои коллеги, крупные ученые, специалисты многократно приводили аргументы, говорящие о подложности документов «Особой папки», в том числе со ссылкой на экспертные исследования. Из Вашего внимания ускользнуло то, что выписка из решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940г. не имеет подписи и на ней стоит печать ЦК КПСС. Вам не подсказали, что название КПСС появилось позже 1940 года на двенадцать лет, и оттиск печати ЦК КПСС на документе в момент его принятия не мог стоять. По нашим данным, выписка была сфальсифицирована в начале 90-х годов прошлого столетия ельцинским окружением или, как Вы изволите выражаться, приспешниками. Вы не заметили, что в выписке (даже фальшивой) указано: «Предложить НКВД рассмотреть дела на военнопленных поляков…», однако в материалах уголовного дела, в иных источниках нет никаких сведений об их рассмотрении, о реальной судьбе тех самых 27 тысяч поляков, упомянутых в выписке. Есть все, в том числе о перемещении пленных, о конвое, о питании, о другом, кроме как сведений об исполнении решений, приговоров. Такого в работе НКВД СССР быть не могло, ведь в этой организации фиксировалось все до мелочей. А тут расстрел стольких людей, но в документах о нем ни слова. Над этим стоит задуматься. Вы обвиняете Сталина и его приспешников в убийстве нескольких десятков тысяч поляков, но следовало бы знать, что после 14-летнего расследования дела Главная военная прокуратура не признала их виновными в уничтожении военнопленных под Катынью и никакого решения на этот счет не приняла. Об этом умолчали и в Государственной Думе. Поэтому высшая российская власть, не замечая того сама, скатились на стезю политических репрессий. Ведь Ваши предшественники – президенты извинялись перед поляками за гибель их сограждан до окончания следствия, которому только и осталось облечь политическую волю руководителей государства в правовую форму, признав НКВД СССР виновниками в гибели военнопленных. Иного решения здесь быть не могло, даже если следствие и пришло к другим выводам.
Вы в столь сложном вопросе, имеющем международное значение, должны были потребовать исчерпывающую информацию. Если скрыли ее от Вас, то избавьтесь от нерадивых помощников и советников. Вам не доложили, что списки большинства погибших под Катынью представила следователям Польша, и они оставлены без тщательной проверки. Поэтому и стали появляться после войны 1941-1945 годов живые люди из числа объявленных мертвыми.
Не доложили и о том, что следователи злоупотребляли служебным положением, выезжали на отдых в Польшу, для них устраивались застолья, они получали подарки, а, в конечном счете, все были награждены польскими государственными наградами. Только поэтому, основываясь на международном праве и практике, постановление следователей по гибели польских пленных должно быть объявлено несостоятельным, не порождающим никаких правовых последствий.
Советский Союз обвиняют в расстреле десятков тысяч поляков, но предварительным расследованием проведена эксгумация лишь 1803 трупов поляков, а обстоятельства их гибели, как и других, так до конца и не установлены. Если нет трупов, то не может быть и обвинения в убийстве. Вам видимо не доложили, что все польские офицеры под Катынью были убиты немецкими пулями из немецкого оружия. В материалах Нюрнбергского трибунала имеются убедительные доказательства, представленные советской комиссией Н.Бурденко о расстреле поляков немцами, которых трибунал не оправдал и не возложил ответственности за эти злодеяния на СССР. То, что происходит сейчас – это уже наглая попытка ревизии истории, пересмотра приговора трибунала. В его материалах есть показания начальника лагеря Ветошникова В.М., который за несколько часов до оккупации немцами Смоленска прибыл в город и просил выделить ему 75 вагонов для вывоза поляков в глубь страны. Вагонов ему не выдали из-за сложности положения, а сам он уже не смог вернуться в лагерь. Значит, поляки были еще живы, а не расстреляны НКВД СССР весной 1940 года, как утверждается сейчас. И таких показаний достаточно, в том числе собранных и после войны 1941-1945 годов. В материалах трибунала есть показания Михайловой О.А., Конаховской З.П., Алексеевой А.Н., которые осенью 1941 года работали на кухне столовой 537-го немецкого полка, оккупировавшего район Катынь под Смоленском. Они пояснили, что были очевидцами доставки в это местечко пленных поляков и расстрела их немцами. После каждого расстрела фашисты шли в баню, а потом в столовой им выдавалось усиленное питание и двойные порции спиртного. Плохо, если Вам не сообщили, что болгарский ученый М. Марков и чешский профессор медицины Ф. Гаек, участвовавшие в 1943 году в работе геббелевской комиссии по исследованию трупов под Катынью, заявили о чудовищной необъективности медицинских документов, составленных немцами. О том, что еще в декабре 1945 года два профессора, два ведущих польских специалиста в области судебной медицины Ольбрихт и Сингилевич доказали, что пленных поляков под Катынью расстреляли немцы осенью 1941 года. Об их выводах сейчас пытаются не вспоминать. Вам не доложили, что группа российских ученых, которых мы считаем настоящими патриотами, летом 2010 года подготовила рецензию на заключение экспертов от 2 февраля 1993 года по уголовному делу № 159 о расстреле поляков и полностью опровергла его выводы, с чем потом согласилась и Главная военная прокуратура. Добавлю, что эта рецензия мною была передана в администрацию президента. Вас не поставили в известность, что Конституционный суд РФ, рассматривая так называемое дело о запрете КПСС, отказался исследовать документы, представленные ему президентской стороной по Катынской трагедии из-за сомнительности их происхождения. Вас не проинформировали даже о наиболее существенных и важных обстоятельствах гибели польских пленных под Смоленском, тем более о материалах, опровергающих версию об их расстреле НКВД СССР. Вы ссылаетесь на Заявление Госдумы о виновных в Катынской трагедии. Вам и российскому правительству наверное удобно, что в фальсификацию истории втянут и законодательный орган – есть на кого переложить ответственность. Поэтому Вы и не хотите знать, что три комитета – по международным делам (К.Косачев), по делам ветеранов (Н.Ковалев) и по делам содружества независимых государств и связям с соотечественниками (А.Островский), возглавляемые представителями «Единой России» и ЛДПР, даже не обсудили, как это положено по регламенту работы, проекты Заявления и Постановления Госдумы на своих заседаниях. Не представили депутатам никаких информационных материалов по обсуждаемой проблеме. Госдума голосовала «в темную». Как я считаю, в ней есть большая группа депутатов, которая ради сохранения своих кресел, тем более по команде из Кремля и из правительства, проголосует за любое решение, в том числе и подрывающее отечественные интересы. Про таких говорят в народе – «Мать родную продадут». И в этом смысле Госдума стала опасной для нашего общества и государства. Больше всего волнует то, что Вы, соглашаясь с фальсификаторами, скорее всего хотите вычеркнуть из истории нашего Отечества весь советский период, а он героический, созидательный, хотя одновременно и трагический. Смею утверждать, не получится. В связи с этим, напомню известное высказывание У.Черчилля, который сказал, что если кто-то объявил войну своему прошлому, то он вскоре обнаружит, что у него нет будущего. У России должно быть будущее.
Заканчивая свое открытое обращение, сообщаю, что я и мои товарищи – крупные ученые, исследователи Катынской проблемы, готовы к любой дискуссии на любом уровне. А чтобы установить и защитить истину, было бы правильным направить уголовное дело № 159 Главной военной прокуратуры в Верховный Суд РФ для публичной оценки имеющихся в нем доказательств с участием сторон. Одну из них - по защите интересов России готов представлять.

Заслуженный юрист РФ, доктор наук,

профессор В. И. Илюхин.